«Это было интересное время»

Аида Альжанова - эксперт по гендерному равенству, консультант по стратегическому и организационному развитию

Программа: Fulbright (1998 г.) и IVLP (2014 г.)

- В разные годы Вы были участницей двух программ обмена. С чего все началось?

Дело в том, что еще в 1996 году я подала заявку на программу Fulbright. В то время я работала в Фонде ООН по народонаселению (UNFPA), поэтому мне было очень интересно изучать демографические процессы. Мы тесно сотрудничали с международно-признанными демографами, которые предложили три варианта развития народонаселения в нашей стране. По самому высокому из них, к 2030 году в Казахстане должно было быть 22 с половиной миллиона человек. Но в стратегию «Казахстан-2030» была включена другая цифра – 25 миллионов. Правительство округлило цифру до более «красивой», по их мнению, без учета того, что законы демографии не подчиняются желанию правительств. И хотя специалисты говорили, что это невозможно, наше правительственные мужи сказали, что создадут такие условия, чтобы население увеличилось до желаемой цифры. 

Мне захотелось ознакомиться с опытом стран, которые проводили пронаталисткую (демографическая политика, направленная на увеличение населения) политику, изучить, так сказать, истории успеха.Тогда Интернет, еще не был так распространен, особенно в Казахстане -  все новости узнавали из газет. Я увидела объявление в газете об этой программе и  подала заявку в информационный отдел Посольства США в Казахстане. 

Отбор проходил в соответствии со всеми требованиями  - тест на знание английского языка, эссе, раскрывающее суть моего будущего исследования и в финале собеседование.

По результатам конкурса я получила стипендию Фулбрайта и, таким образом, я оказалась в Университете Джорджтауна в Вашингтоне.


   - Как проходило обучение?

В США я была восемь месяцев. У меня был супервайзер - профессор кафедры демографии Элизабет Стивен, с которой мы составили учебный план. Так как интернет только начинал развиваться и там было мало информации, я пользовалась библиотечными ресурсами у меня был великолепный доступ к библиотеке Университета а также , к библиотеке Конгресса США – самой крупной библиотеке мира. Это было замечательное время, посвященное поиску информации, чтению, анализу, общению с мировыми экспертами. С удовольствием вспоминаю то время, когда слушала профессоров, ходила на открытые лекции, выступала на конференциях. Когда вернулась в Казахстан, то презентовала результаты своего исследования. Часть их была включена в стратегический план «Казахстан-2010». Правда, ссылку на меня тогда не сделали. Но позже, когда издали книгу, указали авторство. В целом, это был мой первый опыт длительного проживания за рубежом. Кроме моей исследовательской работы в Университете, я с семьей (Фулбрайт – это семейный грант) путешествовала по США, познакомилась с американской культурой, бытом, привычками.

- Второй Ваш образовательный визит в США произошел в 2014 году. Расскажите о нем.

Участником второй программа IVLP-on demand я стала практически случайно. В то время работала в проекте по стратегическим коммуникациям с группой международных экспертов при СЦК. Меня включили в поездку в последний момент – не хватало женщины для минимального гендерного баланса – американцы всегда рекомендуют создавать сбалансированные группы и мой знакомый порекомендовал меня.

В итоге поездка оказалась потрясающе интересной. Я увидела, как работает система информационной поддержки для политических партий и для лиц, принимающих решения, как работают лоббистские группы – это мощнейшие аналитические центры, перерабатывающие огромные массивы информации и в удобоваримом виде, представляя эту информацию населению управляют умами людей. Вот так вот работают стратегические коммуникации

- Какие обучающие компоненты вас поразили?

Еще до этой поездки я много раз участвовала в качестве международного наблюдателя на выборах, включая США и начала увлекаться изучением политических систем. А во время визита в США мы посещали аналитические центры, где нам рассказывали, как готовят информацию для конгрессменов, представляющих интересы своего очень разношерстного электората.

Например, у нас говорят госслужащим: «Соберите информацию». и тогда какой-нибудь специалист в структуре ищет ее, в основном, в Интернете, иногда ссылаясь на непроверенные источники. Поэтому у нас и программы слабые. А у них информация для депутатов или лиц, принимающих решения поступающая от аналитических центров (Think Tanks) очень выверенная, основывается на анализе огромной массы фактов с учетом рисков Такие мозговые центры предлагают политическим партиям свои рекомендации по проведению избирательных кампаний. Еще у нас были шикарные встречи в Конгрессе США, была возможность побыть на слушаниях, как раз по гендерным вопросам, которыми я очень интересуюсь.


- Какие проекты Вы реализовали по приезду в Казахстан?

После программы Fulbright тесно работала с Агентством по стратегическому планированию по разработке Стратегии 2010. А гендерными вопросами с тех пор не прекращала заниматься - выступаю где только возможно, пишу статьи, даю интервью, участвую в подготовке различных докладов по данному вопросу, было несколько проектов по гендерному равенству, политическому продвижению женщин, защите женщин от насилия. А недавно благодаря Алие Жолболдиной мы создали инициативу, которая называется NewGen – Новое поколение женщин лидеров.

- Что бы Вы посоветовали будущим участникам программ обмена?

Я считаю, что нужно стараться участвовать в любых программах – краткосрочных и/или долгосрочных. Долгосрочные хороши тем, что можно пожить в стране несколько месяцев или даже лет и глубже понять культуру страны, образ жизни местного населения. Там каждый штат, как новая страна, они все отличаются по ментальности, возможностям и даже законодательству. Но есть много общего – это хорошая инфраструктура и правопорядок. Очень интересно пожить в США и понять, как эта страна сумела сделать так, что люди из любой точки мира имеют возможности достичь успеха. А краткосрочные программы больше похожи на туристический визит. Огромное количество впечатлений за короткий срок. Многие люди после краткосрочных хотят вернуться в страну еще раз. Я думаю, что любые возможности – это хорошо для развития личности и создания новых межкультурных связей